Десять тысяч километров Сергея Глаголева

Большинство из нас воспринимает руководителей вузов как управленцев, которые с головой погружены в дела. При этом мы забываем, что ректор – тоже человек, и ему не чужды простые радости и увлечения. У одного хобби – рыбалка, у другого – коллекционирование. А вот ректор Белгородского государственного технологического университета Сергей Глаголев с юности влюблён в автоспорт.

Как только появилась возможность поучаствовать в ралли-рейде «Шёлковый путь», он с радостью ей воспользовался. Гонка стартовала на Красной площади в Москве 8 июля и завершилась в Пекине спустя 16 дней. Несколько десятков экипажей со всего мира за это время проехали 10 735 км спецучастков и бездорожья. Вместе с ними это расстояние преодолели ректор БГТУ Сергей Глаголев и депутат облдумы Максим Егоров.

За рулём пресс-кара

Мы встречаемся с Глаголевым в его кабинете. В самом начале нашей беседы Сергей Николаевич расставляет акценты:

— Чтобы вы верно понимали: в этом ралли-рейде я не принимал участие как спортсмен. Мы вместе с Максимом Евгеньевичем управляли пресс-каром, приписанным к команде АСК «Вираж». В наши обязанности входило освещение гонки в прессе, фото- и видеосъёмка. У нас был свой регламент, но не столь жёсткий, как у команд-участниц. Отчасти мы сами себе составляли график: например, старт первого автомобиля намечен на семь часов утра, – значит, чтобы его сфотографировать, мы должны быть на месте заранее. А если мы хотим застать спортсменов на финише, то должны быть там раньше. И это при том, что они двигаются по спецучасткам, а мы – по дорогам общего пользования, и нам запрещено нарушать правила дорожного движения. Ведь если пресс-кар относится к какой‑либо спортивной команде, то и штраф накладывается на всю команду, причём не только денежный, но и по очкам в турнирной таблице. Нарушив ПДД, мы могли принести штрафные баллы нашим спортсменам, чего очень не хотелось.

Иногда, чтобы доехать от одной точки съёмки до другой, нам нужно было отклониться от трассы на сотню километров, сделать крюк. Мы не ехали по самой трассе, к сожалению. Говорю так, потому что каждый из нас в глубине души мечтает о спорте, скоростях и адреналине. Но даже это было интересно: увидеть гонку своими глазами, побыть в этой атмосфере, пожить на бивуаках. Нам удавалось и на старте, и на финише спецучастков, иногда и в середине трассы запечатлеть машины, которые проходили трамплины, скоростные участки, водные преграды – всё это мы видели, снимали фото и видео.

— Понятно, что пресс-кар – это не спортивный автомобиль. Однако проехать за рулём более 10 тыс. км – это тоже испытание не для слабаков. Вы менялись с Егоровым?

— Да, потому что даже сидеть без действия рядом или в качестве штурмана – это достаточно тяжело. Через несколько этапов Максим освоился в роли корреспондента: снимал фото и видео, писал посты в социальных сетях, чтобы все заинтересованные в режиме онлайн могли следить за ходом гонки. Всё время что‑то монтировал, выкладывал в Сеть. Я бы так не смог (улыбается).

— То есть никакой фиксированной роли у вас не было? Приходилось быть и водителем, и штурманом…

— …И пилотом квадрокоптера, и фотографом, и видеооператором. Каждый решал широкий круг задач.

Интерес из детства

— Все знают, что вы неравнодушны к автоспорту. На карте гоняете, теперь вот в ралли-рейде приняли участие. Откуда этот интерес к автомобилям?

— Этот интерес родом из детства. Ещё будучи школьником я конструировал карты, мотоцикл, автомобиль. Выписывал журналы «Юный техник», занимался в технических кружках. А позже именно из‑за увлечения конструированием пошёл учиться в Московский автомобильно-дорожный институт (МАДИ). Там я начал заниматься мотоспортом, потому что не заниматься чем‑то таким в МАДИ было просто невозможно. Каждый студент был чем‑то увлечён – мотоциклами или автомобилями. Причём автомобильных направлений было несколько на выбор: картинг, ралли, кольцевые гонки.

— Когда получили водительские права?

— Ещё в школе. Сразу все категории: и легковые, и грузовые автомобили, мотоцикл.

— Помните свой первый автомобиль? Когда он появился?

— В нашей семье был «Запорожец», с которым отец всё время боролся. Все мои школьные годы машина почему‑то всегда была неисправна. Когда я пошёл в институт, я его потихоньку привёл в чувство и, приезжая домой на лето, катался. Пока я был на каникулах – это около месяца – машина была на ходу, а через какое‑то время после моего отъезда вновь становилась на прикол. Когда я окончил институт, отец отдал этот «Запорожец» мне – видимо, устал с ним бороться. И я стал путешествовать на этом небольшом автомобильчике: и в Москву ездил, и в Ростов, и на море. А в 1988 году мы с женой ездили на «Запорожце» в Югославию. Это была моя первая дальняя, можно сказать, международная поездка за рулём.

— Сейчас вы занимаете важный, ответственный пост. Удаётся ли находить время, чтобы повозиться в гараже с машиной, отремонтировать что‑то своими руками?

— Сейчас найти время, чтобы позаниматься машиной, достаточно сложно. Хотя раньше я всегда ремонтировал всё своими руками. Но знаете, сейчас автомобили уже достаточно надёжные – и отечественные, и иномарки. Они уже не требуют постоянного приложения рук. Хотя мне доставляет удовольствие помыть свою машину, привести её в порядок. Я это люблю.

— Можно ли сравнить «Шёлковый путь» с другими соревнованиями, в которых вам доводилось участвовать?

— Спортивных состязаний в моей жизни было достаточно. Были и победы, и поражения. Поэтому нельзя сказать, что это для меня было в новинку. Другое дело, что в ралли-рейдах до этого я никогда не участвовал. В классическом ралли приходилось, причём в различных ролях, но это было на любительском уровне. Идея заявиться на «Шёлковый путь» возникла у нас с Максимом, когда мы узнали, что белгородские ребята собираются участвовать. Мы прекрасно понимали, что заявиться как гонщикам нам не удастся: нет ни специально подготовленной машины, ни опыта. Поэтому решили поехать в роли пресс-кара, чтобы пройти весь путь вместе со спортсменами.

Семечки от усталости

— Сколько составлял дневной пробег вашего пресс-кара?

— До 950 км в сутки. Причём мы должны были раньше всех встать. Первые несколько дней было особенно сложно – до того момента, пока не поняли все нюансы и не вошли в этот график. Спали по часу-полтора в сутки. Уже потом, когда втянулись и начали понимать, где лучше подъехать, как лучше двигаться, стало немного проще. А в первые дни было очень сложно, особенно когда не всё ладилось в команде с автомобилем. От Москвы до Казани мы добрались без проблем, а вот до Алма-Аты был самый тяжёлый период гонки.

— Как боролись с усталостью в пути?

— Нам было проще, чем спортсменам: если становилось совсем невмоготу, мы менялись. Один отдыхает, а второй ведёт автомобиль. Кто‑то из спортсменов держался за счёт энергетиков. А поскольку мне энергетические напитки употреблять противопоказано, я спасался обычными семечками. Они мне помогали сконцентрироваться, не давали уснуть за рулём. Либо семечки, либо сухарики.

— Маршрут прошли без поломок?

— Ремонтировать автомобиль в дороге не пришлось, хотя он периодически подбрасывал нам всякие задачки. В Китае, когда жара за бортом поднималась выше 40 градусов, некоторые системы начали чудить. Мы провели диагностику, поняли, что от жары у машины кипят мозги, и спокойно двинулись дальше, стараясь не допускать перегрева электроники.

— Я так понимаю, что жара была не единственной сложностью?

— В одну из ночей я проснулся оттого, что от ветра край палатки завернулся и бил меня по голове. Ветер был такой силы, что песок летел горизонтально, забивая всё. Через вентиляционное окошко в крыше палатки насыпалась горка песка. Мне это надоело, и я решил выйти наружу. Не прошло и секунды, как палатку унесло порывом ветра. А там лежали все мои вещи и раскладушка. Если бы не автомобили, стоявшие по периметру лагеря, то я бы ещё долго ловил палатку в степи. А так она уткнулась в грузовик и остановилась. Я потом её верёвкой к фаркопу машины привязывал, и она развевалась, словно флаг.

— А как дела обстояли у других участников? Случались ли аварии по пути?

— Всякие случаи были: и пресс-кары переворачивались, и пилоты за рулём засыпали и попадали в аварии. На маршруте мы неоднократно видели машины с помятыми боками. А нам повезло.

— Наши спортсмены тоже обошлись без тяжёлых аварий?

— Не совсем так. Во время форсирования водного препятствия в двигатель одного из белгородских автомобилей попала вода. Произошёл гидроудар, и мотор пришлось менять. Мы были единственной командой, заявившей запасной двигатель. Как в воду глядели – тут он нам и пригодился. Были и другие команды, у которых двигатель требовал замены. Но у нас запасной мотор был, а у них – нет, поэтому некоторым экипажам пришлось сойти с дистанции. А мы хоть и со штрафом, но дошли до Пекина.

Что такое ралли-рейд

— Чем ралли-рейд отличается от других автомобильных дисциплин?

— Классическое ралли обычно ограничивается коротким промежутком времени (например, двумя выходными) и проходит на специальной закольцованной трассе. Ралли-рейд длится гораздо дольше – как правило, не меньше десяти дней. Спортсмены соревнуются не только на спецучастках, но и на лиазонах (перегонах между специальными участками трассы – прим. ред.), в которых нельзя ошибаться. В нашей гонке, например, было очень много пенализаций (штрафов – прим. ред.) именно за нарушение правил дорожного движения. А каждый такой штраф влияет на итоговый результат команды.

Здесь важна не только слаженная работа пилота и штурмана, но и выносливость людей и техники. Спортсмен в ралли-рейде должен уметь распределить свои силы на длительное время, так организовать свой график, чтобы максимально эффективно работать в команде. Нужно успеть и пройти спецучасток, и отдохнуть. Все в команде должны быть выносливы и психологически подходить друг другу, ведь люди неделями находятся вместе, проходя все проблемы и трудности. Пожалуй, этим ралли-рейд и хорош – своей атмосферой, командным духом.

В классическом ралли если ты проиграл в первый час, то тебе, как правило, уже ничего не светит. В ралли-рейде в последний час всё может поменяться – из человека, которому подиум не светит, ты превращаешься в триумфатора. Очень много факторов влияет на итоговый результат на этом длинном пути. Тут важна не только тактика, но и стратегия.

— Самое яркое впечатление?

— Подиум, когда мы добрались до финиша и в олимпийском парке фотографировались на фоне стадиона «Птичье гнездо».

— Не планируете попробовать себя в роли профессионального пилота?

— Желание участвовать в таких гонках есть всегда, но вопрос в том, есть ли возможность. Для меня и эта поездка была достаточно рискованной – я впервые на такой длительный промежуток времени оторвался от работы. Для меня это было тяжело. Всё время в дороге я переживал за дело, которое больше всего люблю в жизни.

Будет инициатива – поддержим!

— Тогда перейдём к вашему любимому делу. В БГТУ есть команда Shukhov Racing Team, участвующая в «Формуле Студент». Не планируете ли вы в создать университетскую команду для ралли-рейдов?

— Я всегда стараюсь поддерживать молодых ребят, чтобы они имели возможность самореализоваться. Это касается и технических видов спорта, которые я обожаю, и любых других инициатив. Была группа энтузиастов, которым интересно заниматься регби-7 – пожалуйста, вот вам условия для занятий. Есть те, кто хочет соревноваться в «Формуле Студент»? Никаких вопросов, мы им помогаем. Появились желающие создать студенческое ТВ – помогли им сделать студию, приобрести необходимое оборудование.

Такая же ситуация с ралли-рейдами: если появятся люди, которым это будет интересно, – поможем и им. Естественно, мы трезво оцениваем свои возможности, поэтому будем стараться привлекать спонсоров. Будет инициатива от ребят – поддержим! Тем более, что мы уже два года проводим соревнования по ралли третьей категории (гонкам среди любителей – прим. ред.). Набирается до 50 автомобилей. Не первый год мы организуем и картинг-марафоны «технолога», в которых участвует до 120 начинающих спортсменов: желающих больше, но мы ограничиваем количество участников, чтобы уложиться в одни выходные. Недавно ребята захотели попробовать свои силы в Формуле Е (класс спортивных автомобилей с электродвигателем – прим. ред.), уже начали проектные работы. Появились энтузиасты, которые хотят построить свой электробайк и с ним поехать на международные соревнования. Им я тоже пообещал поддержку и помощь.

— Вуз работает только со студентами или ведётся какая‑то профориентационная работа среди школьников? Например, в Советском Союзе почти каждый мальчишка со школы занимался в техническом кружке. Сегодня эта система почти престала существовать.

— Как раз для того, чтобы восполнить этот вакуум, при БГТУ мы создали Центр инноваций и дизайна. Он включает несколько направлений. В год через него проходит до 8 тыс. школьников. Понятно, что остаются не все, но есть ребята, которым по‑настоящему становится интересно. Вот буквально вчера, обходя территорию вуза, я зашёл в Центр и увидел бабушку, которая привела своего внука доделывать робота, которого мальчик начал собирать на прошлом занятии. Дети там занимаются не только с конструкторами – они учатся паять. Ведь вдумайтесь, уже сейчас сложно найти ребёнка, который умеет сам что‑либо спаять из радиодеталей. А раньше это было широко распространено: я отлично помню свой первый радиоприёмник, собранный в школьном радиокружке.

Мы пытаемся показать школьникам, что это интересно. Наши воспитанники ездят на соревнования, олимпиады, робофесты. Эти ребята к старшим классам, как правило, уже нацелены на поступление к нам в университет, потому что знают, что здесь они смогут себя реализовать. Мне кажется, это очень важно. Самая главная мысль, которую мы хотели бы донести до ребят: всё то, что они задумали, можно реализовать в Белгороде, в нашем университете. Техническое творчество – это очень увлекательное, интересное и полезное занятие. А инженерные специальности позволяют человеку творить, создавать что‑то новое и развивать то, что уже создано.

Если Вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите всё предложение с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.
Затем укажите, какое слово или цифру нужно исправить.

Запущена новая версия личного кабинета
Личный кабинет
Опечатка
Отправитель
Размер шрифта:
А
А
А
Цвета сайта:
А
А
А
А
Изображения:
Вкл
Выкл
Расширенные настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт:
Arial
Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг):
Стандартный
Средний
Большой
Выбор цветовой схемы:
Стандартная
Черным по белому
Белым по черному
Темно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зеленым по темно-коричневому
Вернуть стандартные настройки
Свернуть расширенные настройки